Эксклюзивное интервью у группы Rili Dope [часть #1]


Мы встретилась с участниками талантливой белорусской рок-группой Rili Dope в ТЦ Галилео приятным вечером в теплой дружеской обстановке и пообщались об их творчестве и не только!

Долгинов Вадим a.k.a. Vad (бас-гитара)
Мельник Виктор a.k.a Viktor Grinder (ударные) 
Матюшонок Александр a.k.a. Alex Willpower (гитара)

…«Вау-вау, это же Джон Отто»… Я, грубо говоря, учился на его джазовой школе, и тут я с ним ем один бургер и о чем-то говорю…
…Честер Бэнигтон встретил нас. Он подошел, похлопал по плечу нашего басиста Вадима и сказал: «Nice good job guys!»…
…менеджер группы Linkin Park ненадолго отлучился, а вернувшись, подарил нам коллекционные фотографии Linkin Park…


Как сформировалась Ваша группа и как вы нашли друг друга?

Вадим: Наша группа сформировалась следующим образом: трое парней, которые учились в одном колледже, решили сделать кружок по интересам. Среди них, кстати, был и нынешний  гитарист Кирилл. Долго думали над названием группы и придумали «Rili Dope», что в переводе с английского «полный улёт и ништяк» или ещё, скажем так, второй перевод «ты подсядешь на это» -  Rili,  Dope – «наркотик». Как группа сформировалась, мы начали играть. Ничего сверхъестественного. Обычные репетиции в подвалах, снимали реп-точки. Дальше у нас была небольшая текучка с кадрами и через энное количество времени к нам присоединился Виктор.

Александр:
Затем настало время, когда группа искала новых вдохновений. И вышло так, что я оказался, так скажем, под рукой. Ребята ко мне обратились, а я, как раз, был свободен на тот момент. Да, я, собственно говоря, и не брыкался и согласился практически сразу же (смеется).

Вадим:
Он прошёл кастинг из одного участника (смеются). Судей было всего двое. Так вот мы и поплыли в этой лодке.


Ваша музыка - это дань моде, коммерческий продукт или вы делаете что-то своё?

Александр: Я могу сказать, что с одной стороны это, в любом случае, отражение своего внутреннего мира, а с другой - приходится как-то действовать, в соответствии с тенденцией.
Вадим: Понятно, что судят по тому коммерчески успешный проект или нет, об этом уже говорит нам количество пройденного времени. Если, к примеру, взять творчество группы «Грибы», которая всего с тремя треками пошла колесить по СНГ... И всё это потому, что они, действительно, поймали волну и соединили два стиля. Мы, в принципе, тоже стараемся следить за новшествами.
Александр: Рок – всегда была музыка изгоев (смеется)…
Вадим: Да, ну не то, что лузеров (смеется). Мы тоже фильтруем входящую музыку. Если взять то, что мы хотим играть , то это был бы сплошной андеграунд. Мы стараемся держать какую-то грань, чтобы это было востребовано и хотим учесть какие-то внутренние интересы каждого участника.


Эксклюзивное интервью у группы Rili Dope


В 2012 вы играли на открытии концерта группы  «Limp Bizkit
»  в Москве. В 2015 вы выступали на открытии концерта «Linkin Park» в Минске.
Вадим: так точно!


Расскажите об этом подробнее…

Вадим: Я расскажу про «Limp Bizkit». На тот момент у нас даже не был записан первый студийный альбом. Но была demo-запись из 5 треков и огромное желание заявить о себе. Я на тот момент занимался продвижением группы, и увидел, что приезжает группа «Limp Bizkit» на «Stadium Live» в Москве в 2012 году. Узнал, что разогрев на выступлении группы организовывает этот же концертный зал «Stadium Live». Написал организатору, отправил всю информацию, которая была о нас. Все чем пользовался  это е-mail и социальная сеть «вконтакте». Спустя неделю пришел ответ: «Большое спасибо, ребята, что отправили свою заявку, но, к сожалению, разогревает концерт уже известная московская группа». Я подумал: «Хм, ладно, спасибо, что хоть ответили!», - то есть, действительно, для нас это было вау, что не заслали в спам.

Далее проходит ещё недели две – ответ опять же от них. Типа: «Ребят, слушайте, мы ещё раз под микроскопом, грубо говоря, прослушали ваше творчество, вы нам, действительно, понравились», - и это учитывая, что у нас некачественные были demo-записи.

Они нам написали: Мы отправим ваше творчество музыкантам Limp Bizkit и пускай они решают, если им понравится, то окей, а если нет, то не обессудьте».

Вадим:  Мы очень обрадовались, супер, конечно, вопросов ноль. Мы ожидали, держали руку, на пульсе. И потом уже где-то за два месяца до самого мероприятия менеджер клуба Stadium Live Екатерина нам сказала, что да, вы прошли, вам зеленый свет, вы в обойме. Мы конечно были в восторге «хлопали все в ладоши». Выступили, мондраж был серьезный, тем более, когда видишь перед собой музыкантов на творчестве  которых ты рос, а они спустя 12 лет стоят рядом на саундчеке.


- Что еще помните из этого выступления?

Вадим: Я помню, барабанщик как раз рядом сидел: «Е мае, это же Джон Отто!» Я,искренне балдею от его творчества, а теперь у меня есть возможность просто перекинуться с ним парой слов в непринужденной обстановке . Здорово, в общем выступили, публика приняла нас хорошо. Хотя у нас тоже, скажем так, был мондраж до выступления, потому что были любители сказать, что там всё куплено, вот аля «готовим помидоры». Мы подобные высказывания близко к сердцу принимали, так как для нас это было впервые событие такого масштаба. Но по итогу, справились с волнением. Выйдя на сцену, мы растворились в музыке и просто делали своё дело. Исполнили 7 треков – по таймингу было 35 минут. Выступили мы достойно и отзывы были хорошие. Вот такой у нас был опыт. И самое главное, что мы выступали на разогреве на концерте «Limp Bizkit» до того, как это стало мейнстримом. Потому что сейчас, там и «жук и жаба», грубо говоря, может выступить. Ну, когда они уже приезжали в 2015, 2016 с одной и той же программой по всем городам и на каждом концерте был разогрев и, поэтому уже не следили за этим событием, местные организаторы превратили это в какой-то «поток».

Linkin Park

Александр: Могу сказать то, что это было, в принципе, мечта всей жизни. В детстве ты слушаешь их музыку, а потом выигрываешь в конкурсе. Я просто помню, когда вечером Вадим звонил мне на телефон, а я уже выезжал с работы, и я просто был ошарашен этой новостью, потому что это была такая информация, в которую было невозможно поверить, на мой взгляд. То, что мы, скажем так, молодые ребята и будем играть на разогреве у группы, которую мы вечерами прослушивали вместе с ребятами. У нас и в мыслях не было, что мы когда-то  в будущем будем делить с ними одну сцену, причем в Минске. И мы два дня не спали, не пили, не ели - всё готовились, у нас была отлаженная программа. Кстати, это впервые было, когда мы выступали на «Минск-Арене» и всё было в диковинку.

Ну, и вообще, когда ты выходишь на сцену и перед тобой 15 000 человек – это, конечно, незабываемо. Ты выворачиваешься наизнанку. Два дня настолько «мандражируешь», потому что чувствуешь перед собой ответственность. Эта была мечта всей жизни и она вот-вот сбудется – перед тобой стоит менеджер «Linkin Park» и говорит: «Five, four, three»… И после этого ты понимаешь, что всё, время пришло и про себя говоришь: «Саня, только не смотри в глаза» (улыбается). Когда всё началось, весь страх куда-то ушёл. И мы во вся оружия, отыграли, ну, просто идеально, без всяких ошибок и затруднений. Хотя в такой атмосфере могло бы быть масса непредвиденного…


Эксклюзивное интервью у группы Rili Dope


С какими сложностями вы столкнулись?

Александр: С белорусской стороны не была организованна фотосессия и, ещё должным образом, встреча с музыкантами. Вот, когда ребята выступали в Москве с «Limp Bizkit» когда я ещё не присоеденился к группе у нас таких вопросов не было. Мы совершенно случайно встретились с ребятами из группы «Linkin Park». Когда мы отыграли, шли непосредственно за бэкстейджем и ребята из «Linkin Park», в особенности и сам Честер Бэнигтон, встретил нас. Нашего басиста Вадима похлопал по плечу и сказал: «Nice job guys!» - И тут мы просто все «поплыли» (смеётся). После концерта, когда мы покидали здание, также и менеджер группы отметил, что в соотношении, с теми ребятами с которыми им доводилось ранее выступать, что мы очень слаженный коллектив, и то, что мы после себя на сцене не оставили мусора, оборудования после себя убрали, и вообще всё сделали четко, оперативно.


Может, были какие-нибудь казусные ситуации?

Вадим: Не то, что у нас были вопросы. Мы были немного ошарашены той системой охраны, которую представляет белорусская сторона по договору или по умолчанию. Потому что была еще та, которая приезжает непосредственно с «Linkin Park». Ну, у нас были свои фотографы и должны были снимать видео, фото.  Смысл в том, что начальник белорусской охраны, нам сказал, что наши фотографы не получили аккредитацию, и поэтому мы не имеем никакого права даже сами себя снимать. «В смысле ребята? Нам об участии объявили за два дня до самого мероприятия, как мы могли физически получить аккредитацию? Плюс нам нужно, чтобы наши люди если не на сцене, то хотя бы за сценой, на той площадке, где находится место для всех фотожурналистов. Но они категорически отказались нам пойти на уступки. Когда мы общались, рядом как раз стоял начальник охраны «Linkin Park», и он четко дал понять нам, что, мол, ребята это ваше выступление – это ваш праздник, делайте, что хотите. И всё, после того, как сказал кто-то повыше и тем более, что со стороны гостей, они сказали, что да, вопросов нет. Но осадок, остался . Немного некрасиво, что, действительно, воспринимали нас так. А это же обычный контемп, который необходим.

Александр:
Вот, что я хотел бы добавить, как нам достались коллекционные фотографии «Linkin Park», которым больше 10 лет. После концерта наш экс-бэк вокалист общался с генеральным менеджером «Linkin Park». После чего, кстати,мы стали свидетелями, подошла белорусская сторона и не очень лестно прервала  разговор нашего вокалиста, и к тому же в очень грубой форме попросили удалиться. Он ссылался на то, что концерт закончился, и нам, значит, соответственно, пора по домам, ну это ещё в мягкой форме. После чего у генерального менеджера «Linkin Park» просто, скажем так, «отвисла челюсть». Его очень удивило отношение к нашему коллективу организации с белорусской стороны.  Наш вокалист вместе с нами ушел подавленным, после чего менеджер группы «Linkin Park» догнал нашего вокалиста и поинтересовался «всё ли хорошо?». На что он сказал, конечно же, что мы белорусы – и у нас всегда все хорошо. И объяснил, что у нас в Беларуси есть некоторые проблемы с подобным родом вопросов. После чего менеджер группы «Linkin Park» ненадолго отлучился, а вернувшись, подарил нам коллекционные фотографии «Linkin Park». и не смотря на непредусмотренность встречи , встреча все-таки состоялась , где мы на несколько минут перед выходом ребят пообщались , в реальность чего было трудно поверить (смеется)


Какие ещё шаги вы сделали для того, чтобы как-то выделяться среди белорусских артистов?

Александр: Это наш второй альбом, мы в нём кардинально сменили стиль в музыке. Также совершенствуемся, занимаемся техникой, не перед чем не останавливаемся. Возникают трудности – мы их решаем. Проявляем инициативу. Вносим какого-то рода инновации в музыке, добиваемся нового звучания. Были постоянно эксперименты как с инструментами так непосредственно с музыкой. Пытаемся найти себя. И ощущение, что вот ты пытаешься идти к чему-то и что это твой путь соответствует тому, чему бы ты хотел.

Вадим:
Может быть не так быстро, но в любом случае мы не сдаемся и  двигаемся шаг за шагом к своей цели. Проект требует влияния как финансовых, так и моральных,  чтобы достичь определенный успех. Потому что, это не та сфера где есть четкий  бизнес-план, где ты понимаешь, что ты вложил столько и получишь столько. Тут много переменных которые не всегда зависят от тебя.

Александр:
Получаешь наслаждение от того, что ты делаешь, а это немало стоит. Так что я считаю, что это самое главное – творчество. А все денежные, бизнес-планы, это всё здесь неприемлемо. Но зритель всегда будет видеть, где подделка, а где настоящие чувства. Неискренним людям в этом бизнесе делать нечего. Если ты подделка, то тебе здесь не место.


Эксклюзивное интервью у группы Rili Dope


В каких странах, городах вы выступали?

Александр: Я с ребятами выступал только в Минске и в Могилеве (смеется). Да, но планы у нас, конечно, наполеоновские.

Вадим:
Касательно России: мы выступали в Москве, Смоленске, а так, в основном, в Беларуси. В ближайших планах хотим попасть на «Украинские фестивали», у них довольно очень серьезно развита сфера фестивалей.

Александр:
Ещё в планах посетить Польшу, Литву, Латвию, Россию, есть планы выехать в Германию, Италию, Францию. Хотим сделать максимальный охват, для рекламы нашего нового материала. В общем, настрой боевой!


Чем отличается белорусская публика от российской?

Александр: Белорусская публика более скромная, более сдержана. В российской публике создается ощущение, что ребята готовы гулять бесконечно, собственно говоря, как и ребята из Украины. Наши друзья с других стран приезжали к нам и хочу сказать, что они сразу же выделяются среди местного контингента. Это ребята заводилы, это ребята, как говорится, всегда готовые идти  в бой.

Вадим:
Поколение мобильных, то есть пришел, камеру включил -  и всё, смотришь. О чем там говорить, когда на концерте «Metallica» все стоят с камерами и снимают, потому что зритель настолько пресыщен, что его ну очень сложно чем-то удивить.

Александр:
Просто сейчас удивить кого-то чем-то - это что-то невероятное. Но не смотря на это, в любом случае нужно стремиться делать что-то новое. И раньше говорилось, что нового ничего уже не придумаешь, но появляются такие стили как Nu metal, гранж, дапстэп, электроника, то есть масса новых. И, мне кажется, что развитие в тяжелой музыки и в музыки в целом - оно опирается исключительно в фантазию человека и только в рамках внутреннего мира, я так думаю.

Вадим:
Или до того, как  заключишь контракт с серьезными дядями и тетями, которые скажут уже как и для кого писать (смеются).


В вашей музыке прослеживается схожесть в стиле с такими группами, как Linkin park, Metallica…

Александр: Я могу сказать по этому поводу следующие, на самом деле, это наши, так можно сказать, отцы, ребята на которых мы росли и ровнялись. И было бы странно если бы музыка была не похожа. Это, скажем так, твои учителя. Вот, ты у них учишься и в любом случае какие-то вещи у них принимаешь, и в результате есть конечно же то, что является так называемыми заимствованиями.

Виктор:
Это своего рода припоминание.  Они ведь иногда тоже схожи с группами и музыкантами, которыми вдохновлялись.

Александр:
Так или иначе, даже если ты экспериментируешь, играя музыку групп, на которых ты вырос, то в любом случае, как показывает практика, рождается нечто другое. Со временем у музыканта появляется свой вкус и своё видение – и это уже не то же самое. То, что мы когда то играли Metallica, на которой я лично рос, и то, что я сейчас играю - это две разные вещи.


Эксклюзивное интервью у группы Rili Dope


Ставите ли вы себе цель быть вторыми, к примеру
, Korn, только белорусским?
Александр: Быть копией второй команды - это бессмысленно. Даже, если не рассматривать с точки зрения успеха. Все равно хочется выразить свою индивидуальность, быть кем-то, и если не первопроходцем, то последователем.

Виктор:
Цель скорее не быть вторым «Korn» в Беларуси, а быть первым Rili Dope в мире.


В основном ваши песни в таких стилях, как Nu metal, Alternative, Rapcore. Планируете ли вносить жанровые изменения в вашей музыке и какие?

Александр: Да, конечно, даже если брать такой плацдарм, как Nu metal, это очень широкое понятие, кого там только нельзя найти, кого там только нет…

Александр: И хотим вносить, возможно, нетрадиционные инструменты, такие как  ситар. В дальнейшем использование, пожалуй, каких-то акустических элементов и новых веяний нестандартного вокала.

Виктор:
У нас же нет устава группы, где прописано, что Rili Dope - это организация, которая играет в стиле Nu metal. Нет, оно само собой как-то формируется. Не бывает такого, что мы джэмим, например, и вдруг: «Ой, ребята, это уже не Nu metal, давайте немного вот так развернем композицию». Тут другая схема - просто придумывается музыка, а что в итоге получается выясняется уже в процессе.

Александр:
Рамок у нас как таковых нет.



Кто вам пишет тексты песен?

Александр: Вокалист. Но тем не менее, мы свою лепту тоже вносим, к примеру, помогаем выбрать тему для нашего нового трека. Ну, как бы: «О чем мы будем писать сегодня?» - эмм…ну, это будет политика или там ещё что-то (улыбается)».


Почему ваши песни на английском языке?

Вадим: Почему английский? Потому что, когда создавался первый альбом, и когда мы создали костяк группы самый первоначальный, наш первый вокалист - он был помешен именно на рэпе. Он этим, действительно, жил этим и мог профессионально преподнести себя. Но и мы плюс тяготили к такому стилю как Rapcore. И мы четко поставили себе задачу, что мы хотим петь на английском.  И тем более могли себе это позволить, так как это не был «колхозозным» что ли английским, это были четкие вдумчивые тексты. Причем не самые простые, то есть никто с кондачка  не может взять текст и спеть(прочитать) сразу. Вот, к примеру,  можете взять первый трек с первого альбома, и пускай кто-нибудь попробует «застелить». Там не стишок, аля  Hello. London is the capital of Great Britain и т. д. (смеются). Еще одна из причин: почему именно английский – это, то, что там, где была организована  группа, мы все учителя английского языка с одного гуманитарного колледжа.


Планируете ли русскоязычные и белорусские песни и почему?

Вадим: У нас были мысли на русском, мы хотели сделать трек может и на белорусском, просто тупо из интереса. Ну, на английском получается, ну, и здорово. То есть мы не видим, что нас, как говорится, порафинят из-за какого-то акцента, так как, что не говори, мы же все–таки славяне и есть определенный менталитет, плюс воспроизведение этой иностранной речи. Но тем не менее мы не были замечены в каких-то грехах по этому поводу. Так что чувствуем здесь себя спокойно  и не комплексуем.


Так, а почему?

Виктор: Ну опять же если потребность возникнет и если придумается.

Александр:
Особенно учитывая то, что мы славяне, то хочется отдать дань нашим братьям как русским, так и белорусским.

Вадим:
Плюс то же общение с публикой в перерывах с треком оно происходит на русском. Потому что я помню, когда мы однажды решили, что всё выступление, даже общение с залом сделаем полностью на английском. И мы этот эксперимент провели на концерте «Limp bizkit». И, вот когда ты слышишь  публику, которая знает откуда ты родом и скандирует нам в ответ: «На русском, на русском» … Тогда, мы словили себя на мысли, что лучше говорить на русском. 

Виктор:
Настанет время и трек родится на белорусской мове.Возможно.



А какую музыку вы слушаете сейчас? Скажем так, что у вас в плеере?
Александр: Слушаю всю музыку, которая качественная. Раньше был не так щедр, то, что касается моих предпочтений, поэтому, в принципе, огранивался одной, двумя командами. Это были Metallica и Rammstain. Многие мои друзья, те же музыканты, которые играют тяжёлую музыку, удивляются, когда я им говорю, что прежде, как я начал слушать тяжелую музыку, я слушал Энрике Иглесиаса. Никто не верит (смеётся). Ну, а потом произошло так, что мой брат случайно попал на концерт Rammstain и купил аудиокассету. Приехал домой и просто заразился этой музыкой, которую я просто не мог понять. Она была как какой-то запретный плод, одновременно пугала и притягивала меня. И понеслось по чуть-чуть помалу, и таким образом, так сказать, рок-н-рольщика совратили (смеется). Это было 16 лет назад. Ну, а так я могу послушать всю музыку Aceed jazz, также есть предпочтения.

Виктор: У меня знакомство с тяжелой музыкой произошло достаточно рано, классе во 2-3. Я ходил в школу, которая была расположена достаточно далеко от дома. Надо было и на автобусе проехать и на метро. Так вот на станции Пушкинской, в те далекие времена, году где-то в 1994-95, стояла куча разных лотков с кассетами. На собойках сэкономил немного денег, подхожу к патлатым ребятам, спрашиваю: «Ребята, какая у вас тут нормальная музыка есть?» Один из них не долго думая выделил мне кассету. Музыка понравилась сразу, а как название правильно читается понял года через четыре только. Это был Slayer. Вот с тех пор подсел на Slayer, Metallica и другую тяжелую музыку.   В последнее время сильно расширился круг музыки, которая нравится: уже джаз, классика больше.

Вадим:
Это он на людях такой умный, а так… (смеются).

Виктор:
Любимый классик Иоганн Пахельбель.

Вадим:
Мое знакомство с музыкой произошло таким вот образом, что меня заставили пойти в музыкальную школу. Потому что я тогда ещё не имел своего мнения, я был в 3-м классе, а родители уже тогда определили, что меня заберут в армию. Сказали, чтобы ты не топтал сапоги, ты будешь играть в военном оркестре. Так что иди-ка парент играй на кларнете. Вот так я попал на кларнет – на духовой инструмент. Там преподавали сольфеджио (музыкальная грамот), и я с класса 3-его начал немножко прогуливать его. Но как раз напротив музыкальной школы была радиотехника – магазин, и там на втором этаже располагался в то время довольно популярный салон «музыкальный рай». В общем, там можно было прослушивать диски. Там очень крутой аппарат для прослушивания стоял ,профессиональные наушники, вообщем весь набор.  Я выбирал неспешно диск с понтом, что якобы куплю его. Приходишь такой, так, поставьте мне это, и всё, сидишь балдеешь, вот так я, на самом деле, начал своё знакомство с музыкой. А первый диск мне дал товарищ, когда еще CD плеер были, это была сборка Limp bizkit и  Korn. И мне так «вштырило» тогда, я даже и не читал про них, мне просто так зашло, что вау я просто ходил и балдел. Как сейчас помню, наушнки» Филипс», немного преспущенные штаны, патролы с большими красными шнурками. Было весело. Да, а в школе нашей было фан-сообщество Linkin park. Там у всех какие-то погонялы были. Это в 2003 году было, тогда же вышел Meteora. Кстати, потом, поймал себя на мысли, когда на концерте были, что через 13 лет так всё интересно получилось, что ты можешь ребятам из Linkin park пожать руки, которые написали тот самый «Meteora».  На данный момент, балдею от качественного  Deep House.

Продолжение следует. Вторая часть интервью появится ровно через неделю в рубрике «Пульс твоего города». Участники группы расскажут о своем втором альбоме.



Снежана ЖУРАВЛЕВА (colors.by / НЖБ)

Поделись с друзьями:

Теги

Статистика сайта

Яндекс.Метрика